Евгений Сергеев (sergeeffff) wrote,
Евгений Сергеев
sergeeffff

Призрак Гайдара бродит по кабинетам Комитета 25 января



Максим Калашников предложил 10 первоочередных мер по выходу из экономического кризиса. Мои замечания к программе Калашникова можно обозреть здесь.

В свою очередь на сайте Комитета 25 января появилась критика предложений Калашникова со стороны Игоря Михайловского из Спутника и Погрома. Стоит проанализировать и эти замечания.

«Коммунисты, оставившие в 1991 году государственную казну в состоянии тотального банкротства, а страну — в многочасовых очередях за самыми элементарными продуктами вроде хлеба и спичек» - если считать Горбачева и Яковлева коммунистами, то таковыми же имеют полное право считаться Гитлер и Геббельс.

«Правительство стало резко наращивать траты по бюджетной статье «Национальная экономика», за счёт которой и поддерживается лелеемый Калашниковым реальный сектор: между 2007 и 2014 годом расходы по ней увеличились более чем в 4 раза — с 730 млрд руб. до 3,1 млрд руб. Привело ли это к экономическому росту? Вовсе нет. Он, наоборот, заглох: если в 2004–2008 годах его среднегодовые темпы составляли 7,1%, то в 2010–2014 годах — лишь 2,1%» - экономический рост 2004-2008 гг. обусловлен в-первую очередь резким притоком нефтегазовых долларов, а не величиной госрасходов. С 2011 г. цена на нефть перестала расти, и экономический рост заглох.
«Никакие госрасходы не смогут интенсифицировать экономический рост и тем более сделать конкурентоспособным отечественный реальный сектор»
- на основе государственных расходов была осуществлена советская индустриализация. США сейчас не стесняется финансировать переход на VI технологический уклад. До 50% расходов Силиконовой долины финансируется за счет государства. Но нам, конечно, это не подходит.

«Максим Калашников также предлагает «вывести РФ из Всемирной торговой организации (ВТО)» и «приступить к созданию мер… избирательного протекционизма». Удивительно, но г-н Калашников не замечает, что эта рекомендация уже начала воплощаться в жизнь. В августе 2014 года Россия ввела продовольственное эмбарго в отношении развитых стран, тем самым осуществив самую что ни на есть протекционистскую меру и заставив ЕС подать иск в панель арбитров ВТО по вопросу ее соответствия правилам организации. Впрочем, главными пострадавшими оказались не страны-члены Европейского союза, а российские потребители, которые в результате контрсанкций получили более чем двадцатипроцентный рост цен на продукты, попавшие под эмбарго. Об этом, в частности, говорится в докладе Аналитического центра при правительстве, который был опубликован в августе 2015 года. Его авторы были вынуждены признать, что эмбарго не стало стимулом для российских сельхозпроизводителей, которые не сумели занять образовавшуюся на рынке нишу: ее заполнил импорт из латиноамериканских и азиатских стран» - сельское хозяйство одна из редких отраслей, которая сейчас показывает рост, что следует из данных Росстата. Рост этот обусловлен в том числе и этими продуктовыми санкциями, однако Михайловский этого не замечает.

«В связи с этим сложно понять, как снижению налогового бремени может помочь внедрение прогрессивной шкалы НДФЛ. Стоит напомнить, что она действовала в 1990-е годы, когда проблем с собираемостью налогов было немало: одна из этих причин заключалась в том, что бизнес скрывал от налогообложения доходы, которые официально должны были облагаться по прогрессивной шкале. Решить эту проблему и была призвана налоговая реформа начала 2000-х, в ходе которой была внедрена плоская шкала НДФЛ, унифицирована ставка социальных взносов, отменен ряд льгот по уплате НДС, а также ликвидирован налог с продаж. Реформа позволила снизить налоговую нагрузку на экономику, которая в 2001–2006 годах ежегодно снижалась в среднем на 1% ВВП, и при этом сделать устойчивым профицит федеральной казны. Это, в свою очередь, дало возможность рассчитаться с бюджетниками и без проблем погасить внешний долг» - профицит федерального бюджета связан не с налоговой реформой, а с резко возросшим потоком нефтегазовых денег и централизацией налогов в центре. Региональные бюджеты загибались и загибаются от недостатка средств. Прогрессивная шкала НДФЛ как раз могла частично решить проблемы региональных бюджетов, так как налог остается на местах.

«Печатный станок — любимая игрушка всех российских дирижистов, и г-н Калашников здесь исключением не является. Напечатать побольше рублей и раздать их подконтрольным государству банкам, чтобы те кредитовали промышленность — вот в чем заключается мечта идейно близких Глазьеву экономистов. Правда, Глазьев сотоварищи почему-то все время забывают про опыт 1992–1994 годов, когда у руля ЦБ находился Виктор Геращенко, который выдавал централизованные кредиты в адрес промышленных и сельскохозяйственных предприятий, что приводило к четырех- (2508,8% в 1992 году) и трехзначной инфляции (840% в 1993-м и 214,8% в 1994-м). Экономическому росту это нисколько не помогло: он стал устойчивым лишь в 1999-м, когда была достигнута макроэкономическая стабильность» - это уже откровенное оправдание преступлений Гайдара, который как раз с января 1992 г. приступил к либерализации цен, в результате чего инфляция стала измеряться трехзначными цифрами. А выдача прямых кредитов промышленным и иным предприятиям практиковалась в СССР, и инфляции никакой не было.

«То, что Калашников презирает реформы первого постсоветского десятилетия, видно из его предложения создать комиссию по расследованию «незаконной приватизации стратегически важных и ресурсных предприятий в 1990-е годы (особенно по залоговым аукционам 1997–1998 гг.) и по национализации их активов». К сожалению, господин Калашников заблуждается: залоговые аукционы, в ходе которых в частные руки были переданы предприятия, состоялись не в 1997–1998 годах, а в ноябре–декабре 1995 года. При этом ряд приватизированных тогда активов (в частности, нефтедобывающие предприятия компании «Юкос») впоследствии были национализированы, а их владельцы — посажены в тюрьму.
Иначе говоря, желания господина Калашникова уже давно воплотились в жизнь. После покупки «Роснефтью» «Юганскнефтегаза» национализации были подвергнуты нефтяные мейджоры («Сибнефть», «ТНК-ВР», «Башнефть»), финансовые институты («Гута-банк», «КИТ-финанс», «Тройка-диалог») и девелоперские компании («Система-Галс»)»
- пока это единичные случаи, и Ходорковского судили отнюдь не за участие в залоговых аукционах. Из перечисленных компаний только «Юганскнефтегаз», «Сибнефть», «ТНК-ВР» имеют отношение к залоговым аукционам. КИТ-Финанс вообще отхватил 130 млрд.руб. государственной поддержки, и сейчас на эти деньги финансирует телеканал Дождь. Поэтому необходимо расследовать не только залоговые аукционы, но и «национализацию» при Путине, которая больше напоминает решение финансовых проблем за счет государства.

Таким образом, автор статьи повторяет либеральную чушь, которую вешают россиянам вот уже на протяжении 25 лет. Как и следует последователям Гайдара Игорь Михайловский не предлагает своих рецептов выхода из кризиса.

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Tags: Гайдар, Комитет 25 января
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments