Евгений Сергеев (sergeeffff) wrote,
Евгений Сергеев
sergeeffff

Опыт проведения новой индустриализации в ЕС, США и Китае



Это третья глава моей книги "Стратегия новой индустриализации России: автоматизация, роботизация, нанотехнологии"

Проблема новой индустриализации, перехода на новый технологический уклад чрезвычайно актуальна не только для нашей страны. Многие государства разработали стратегии и планы по развитию инновационных производств.
Естественно, при разработке стратегии новой индустриализации стоит учитывать положительный иностранный опыт. Но нужно помнить и свой – это советскую индустриализацию 1929-40 х годов, когда в кратчайшее время было построено порядка 8500 крупных современных производств.
Суть и результаты советской индустриализации я описал в книге «Новая индустриализация России как альтернатива её крушению» , поэтому желающие могут прочитать эту книгу.

В этой главе пойдет речь о успехах новой индустриализации в Европейском союзе, США и Китае. Конечно, в указанных союзах и странах используется иная терминология, характеризующее это явление. Но стоит отметить, что и в России существует несколько синонимов новой индустриализации, например, реиндустриализация и неоиндустриализация. Однако это суть одного и того же явления.
В Европейском союзе новую индустриализацию принято называть Четвертой промышленной революцией или Индустрией 4.0. Стоит отметить, что в ЕС ещё пока не реализованы концепты Третьей промышленной революции, которая должна сформировать новый тип экономики, ориентированный на иные источники энергии.

Основные тезисы Третьей промышленной революции ярко описал её главный архитектор Джереми Рифкин. Вот что он пишет: «В основе третьей промышленной революции лежат пять столпов: 1) переход на возобновляемые источники энергии; 2) превращение всех зданий на каждом континенте в мини-электростанции, вырабатывающие электроэнергию в месте её потребления; 3) использование водородной и других технологий в каждом здании для аккумулирования периодически генерируемой энергии; 4) использование интернет-технологий для превращения энергосистемы каждого континента в интеллектуальную электросеть, обеспечивающую распределение энергии, подобно распределению информации в Интернете (миллионы зданий, генерирующих небольшие количества энергии, могут отдавать излишки в электросеть и делиться с другими континентальными потребителями); 5) перевод автомобильного парка на электромобили с подзарядкой от сети или автомобили на топливных элементах, которые могут получать энергию от интеллектуальной континентальной электросети и отдавать избытки в сеть»(Рифкин Дж. Третья промышленная революция: Как горизонтальные взаимодействия меняют энергетику, экономику и мир в целом / Джереми Рифкин; Пер. с англ. – 2-е изд. – М.: Альпина нонфикшн, 2015. С.57)

Европейский союз принял идею Третьей промышленной революции на вооружение. Реализуются программы по переходу на альтернативные источники энергии: солнечную, энергию ветра и моря. В настоящий момент объем производства электроэнергии от альтернативных источников равен эквиваленту сжигания 175 млн.тн нефти. Именно развитие солнечной и ветровой электроэнергетики угрожает нефтегазодобывающим странам. И это стало одной из причин падения цен на углеводороды.
Динамика генерации солнечной энергетики по всему миру представлена в таблице 3.1.

Таблица 3.1 – Динамика генерации солнечной энергетики


В течение анализируемого периода объем производства электроэнергии на солнечных электростанциях увеличился в 72 раза, а доля в общем производстве – в 79 раз.
В среднем за каждые два года объем производства на солнечных электростанциях увеличивается в два раза, то есть темп прироста составляет 41,4%. Нетрудно посчитать, что уже к 2025 г. объем производства электроэнергии на альтернативных источниках приблизится, а, возможно, даже опередит её производства традиционными методами.
Соответственно, для России, которая находится в большой зависимости от экспорта углеводородов в Европу, наступят не лучшие времена. И потому нужно готовиться уже сейчас, а не ждать, когда стоимость нефти и газа приблизится к себестоимости её добычи.
Противники альтернативной электроэнергетики утверждают, что себестоимость электроэнергии на солнечных и ветровых электростанциях выше, чем при традиционных методах. В этом они правы. Однако нужно учитывать практически ежегодное её снижение, и это в ближайшем будущем, возможно, приведет к тому, что себестоимость солнечной и ветровой энергии окажется ниже. Например, 8 мая 2016 г. в Германии стоимость электроэнергии была отрицательной, что было связано с чрезвычайно благоприятными погодными условиями. В Чили в первом полугодии 2016 г. стоимость электроэнергии была равна нулю, что обусловлено её перепроизводством на солнечных электростанциях.
Третья промышленная революция предполагает превращение большинства зданий в минипроизводителей электроэнергии. Это возможно на основе распределительного капитализма, когда один и тот же субъект выступает в качестве продавца и покупателя электроэнергии. Например, в солнечную погоду владельцы домов и зданий могут продавать электроэнергию в общую сеть, а в неблагоприятные дни и ночью – покупать.
Распределительный капитализм в производстве электроэнергии требует переустройства все энергосистемы Европейского союза, чем они успешно сейчас и занимаются, когда создают интеллектуальную электросеть.
В Германии приступили к строительству энергоэффективного поселка Хайдельберга, в котором будут установлены солнечные панели. Все дома поселка будут обеспечивать себя электроэнергией самостоятельно. Каждый дом будет обеспечен вертикальными садами и зелеными насаждениями на крыше.
Вообще идея с зелеными насаждениями на крыше многоквартирных домов очень интересна. В России также стоит рассмотреть вариант использования крыш для выращивания овощей. Хозяева домов могут или сами ухаживать за овощами или сдавать крыши в аренду городским фермерам. Это позволит снизить потребность в грузоперевозках, когда овощи везут в город за сотни километров. Для снижения затрат на полив можно будет использовать дождевую воду. В некоторых странах она и сейчас используется в целях охлаждения помещений.
При производстве солнечной электроэнергии встает вопрос её хранения, ибо ночью или в непогоду не происходит её генерация. Джереми Рифкин предлагает решить эту проблему путем использования водородных аккумуляторов. То есть избыток электроэнергии использовать для процесса разложения воды, а нехватку – путем сжигания образовавшегося водорода.
Для улучшения экологической обстановки в Европейском союзе реализуются широкомасштабные программы по внедрению электромобилей. В 2016 г. за первые полгода в Европе продано порядка 91 тысяч электромобилей, что на 21% больше аналогичного периода предыдущего года.
В относительном измерении лидерство принадлежит Норвегии, где каждый четвертый продаваемый автомобиль оборудован электромоторами. Далее следует Швеция, где 3% процента все продаж приходится на электромобили. В Исландии, Нидерландах, Швейцарии, Франции, Бельгии, Австрии и Великобритании объем продаж электромобилей не менее 1% от общих продаж.
Некоторые европейские страны стимулируют использование электромобилей. При этом они стесняются использовать прямые директивные методы. Например, парламент Нидерландов принял закон, запрещающий эксплуатацию машин с токсичными выхлопами с 2025 г. Подобный законопроект обсуждается в Германии. Там планируют запретить машины с токсичными выхлопами с 2030 г. Власти Норвегии планируют полностью перейти на электромобили с 2025 г.
Использование прямых методов запрета никак не укладывается в рамки свободной рыночной экономики. Однако научно-технический прогресс не всегда хорошо чувствует себя в рыночной экономике. Поэтому прямые запреты на устаревшие технологии являются действенным механизмом инновационного развития. И подобный метод необходимо широко распространять в российскую практику.
Переход на электромобили резко отрицательно скажется на спросе на нефть, так как более половины её используется для производства бензина и дизельного топлива. Российским властям необходимо учитывать возникающие угрозы и уметь использовать их в собственную пользу. Как это делает Норвегия, также нефтедобывающая страна, где не боятся, что в результате инноваций они лишатся доходов от нефтедобычи.
На смену Третьей промышленной революции в Европе следует Четвертая или как её называют Индустрия 4.0. Подобный уклад предполагает массовое использование автоматизации и обмена данными, облачных сервисов и кибер-физических систем. Широкое использование роботов становится реальностью.
Европейцы строят новое будущее, и российским политикам и экономистам есть чему у них поучиться. Мифическая конфронтация с НАТО не сулит ничего хорошего.
Соединенные Штаты Америки в новейших разработках ничуть не уступают Европейскому союзу. В США до некоторого времени, как и в России, шли процессы деиндустриализации.
Директор Института нового индустриального развития им. С.Ю. Бодрунов С.Д. пишет по этому поводу следующее: «В США современный процесс деиндустриализации начался в середине 1960-х годов. В эпоху Рейгана и Буша-старшего, например, общая занятость увеличивалась в среднем на 1,4% в год; однако в промышленности шел противоположный процесс. Сталелитейная отрасль теряла ежегодно 6,1% работников, металлообработка – 4,5%, автомобилестроение и производство оборудования – 1,5%, швейная и текстильная промышленность – 2,0%. В итоге к началу правления Клинтона было ликвидировано почти 2 млн рабочих мест в обрабатывающих отраслях и полмиллиона – в горнодобывающих» (Бодрунов С.Д. Формирование стратегии реиндустриализации России. Институт нового индустриального развития (ИНИР). СПб., 2013 , С.66)

Естественно, нужно отличать деиндустриализацию в США и у нас. Американские компании перенесли в азиатские страны лишь часть производств, при этом сохранив над ними контроль. В России деиндустриализация сопровождалась не переносом производств, а их уничтожением.

В США для обозначения новой индустриализации используется такой термин как реиндустриализация. Первой ласточкой этого явления стала сланцевая революция.

Вот такое определение этому явлению дает Википедия: «Сланцевая революция — распространённое с 2012 года в прессе обозначение внедрения в промышленную эксплуатацию эффективных технологий добычи газа из залежей сланцевых пород («сланцевый газ»), а также нефти (легкой нефти низкопроницаемых коллекторов), которое произошло в США в начале XXI века»

Неким аналогом сланцевой технологии является гидравлический разрыв пласта (ГРП), когда под давлением в скважину закачивается вода с проппантом. Далее жидкость откачивается, но в расщелинах остается расклинивающий агент, что создает поток нефти к устью скважины.
Преимуществом сланцевых технологий над ГРП является широкое использование и обработка массива данных. Поэтому это в первую очередь не технологическая, а информационная революция.

Для сравнения руководство ОАО «Роснефть» и ОАО «Газпром» полностью проигнорировали эту технологии. На её заре топ-менеджеры этих компаний с насмешкой отзывались о сланцевой революции. С их точки зрения газ и нефть должны, добытые по этой технологии, должны быть в разы дороже обычных технологий.

Практика показала, что американцы оказались правы, когда сделали упор на новые технологии. Уже сейчас себестоимость сланцевой нефти варьируется в пределах 40-50 долларов за баррель. Именно добыча сланцевой нефти превратило США в экспортера нефти. В ближайшем будущем, когда будут построены газовозы, сланцевый газ составит конкуренцию на рынках Евросоюза.

В 2016 г. стоимость нефти колеблется около 50 долларов за баррель. И это обусловлено тем, что в случае превышения этой отметки в США расконсервируются скважины, использующие сланцевые технологии. Поэтому маловероятно, что стоимость нефти надолго превысит указанное значение. Однако есть все шансы по её снижению, что связано, в том числе, и постоянным уменьшением себестоимости сланцевой добычи.
Если коснулись темы цены на нефть, то необходимо отметить, что она в основном зависит от спекулятивных тенденций. Ибо большинство фьючерсов являются беспоставочными. Американские власти в целях индустриализации страны нуждаются в огромных инвестициях, поэтому они уничтожают спекулятивные пузыри на сырьевых рынках. Инструментов этого является ставка ФРС и ограничения американским банкам, которым запретили спекулировать нефтью.

Низкая стоимость углеводородов положительно отражается на экономике США, ибо пока она остается энергозатратной. Причем огромные затраты страна несет по кондиционированию помещений.

В случае прихода во власть Дональда Трампа, что очень вероятно, он начнет активно реализовывать политику реиндустриализации. О чем постоянно и говорит. Его план – это возврат производств из Китая обратно в США. Для этого ему опять потребуется снижение цены на сырье на внутреннем рынке. Поэтому приход этого господина к власти резко отрицательно скажется на стоимости сырьевых товаров. Возможно, часть из них будет продаваться ниже себестоимости.

Реиндустриализация в США связана с реализацией системы третьего поколения «Сократ» , которая основана на технологическом доминировании. Вот что о системе «Сократ» пишет Юрий Долгов: «В технологической системе управления базовой является констатация того факта, что конкурентные преимущества компании или страны проистекают прежде всего от выявления технологий, которые имеют ключевое значение для обеспечения решения соответствующих задач, будь то удовлетворение текущих и будущих потребностей потребителя или необходимость обеспечить обороноспособность страны в настоящем и будущем. Для выявления того, какая из технологий является лучшей при решении соответствующих задач потребителя, информация о всех технологиях уже должна быть в базе, поэтому первой задачей развертывания технологической модели управления является начальный сбор информации в базу, используя для этого максимально автоматизированный интерфейс с пользователем».

Иными словами, в США создана суперинформационная система, которая анализирует разные технологии и выбирает из них наилучшие, которые конкурентоспособны. Это стало возможно в результате появления новых способов обработки баз данных.
Результатами реиндустриализации США являются широкое внедрение таких технологий как роботостроение, ГМО, информатизация, облачные технологии, генная фармацевтика, автоматизация и прочее.

Так же, как и Европе, в США активно развивается альтернативная генерация электроэнергии. Например, в Лос-Анжелесе открыт многоквартирный дом с нулевым потреблением электроэнергии. Это стало возможно благодаря использованию солнечных батарей.
В 2016 г. в США резко увеличился спрос на промышленные роботы, и за первую половину года было размещено заказов на 817 млн. долларов. На заводах Северной Америки сейчас работают порядка 265 тысячи роботов, и это третье место после Японии и Китая.
В ближайшем будущем робомобили Ford будут выполнять функцию такси. В машинах не будет ни руля, ни иных средств управления. В исследовательском центре Ford Пало-Альто трудятся 130 специалистов, и планируется удвоение штата.

США являются одним из центров по разработке искусственного интеллекта. Так специалисты IBM спроектировали искусственный нейрон из материалов с меняющимся фазовым состоянием. Созданные нейроны могут вести сложные расчеты и быстро обучаются.
Система финансирования инноваций подразумевает использование государственных средств. Например, роботостроение активно финансируется военным ведомством, порядка 50% расходов Кремниевой долины ложится на плечи Пентагона.

Такая многоступенчатая система финансирования через военное ведомство связана с тем, что по мнению многих американцев государство не должно вмешиваться в экономику. Исключением, естественно, является оборона. Поэтому путем огромных финансовых вливаний в оборонный комплекс создаются технологии двойного назначения. Роботы-солдаты могут быть легко адаптированы к выполнению гражданских функций.
Примером успешной реализации концепции новой индустриализации в Азии является Китай. За последние 30 лет страна из периферии превратилась в центр мирового производства. Если до рыночных реформ в России её ВВП в разы превышал китайский, то сегодня ситуация обратная – ВВП Китая в пять раз больше ВВП нашей страны. Сравнение ВВП по паритету покупательной способности за 2015 г. согласно данным МВФ представлено на рисунке 3.1.



ВВП Китая в 2015 г. превзошел американский на 1,4 трлн. долларов или на 8,1% в относительном измерении. Стоит отметить, что ВВП США частично является «пеной», ибо включает множество компонентов, иными странами не учитывающими. Например, если семья живет даже в собственном доме, то потенциальная аренда этого жилья включается в величину ВВП. Поэтому если рассчитать ВВП всех стран по единой методике, то ВВП Китая превзойдет ВВП США не на 8,1%, а, возможно, в разы.

ВВП России уступает аналогичному показателю КНР, США, Индии, Японии, Германии. Сравнительно ВВП Российской Федерации в пять раз меньше китайского. Однако и тут необходимо учитывать особенности расчета этого показателя. В структуре нашего ВВП 14,2% приходится на оптовую и розничную торговлю. Например, если купить в Китае ботинки за 10 долларов, а продать у нас за 90, то 10 долларов пойдет в счет ВВП Китая, а 90 – в счет увеличения ВВП России. То есть можно ничего не делать, а ВВП будет лишь расти. Если сравнить показатели производства в натуральном выражении, то объем ВВП Китая будет больше российского не в пять, а в десятки раз больше.

Китайское экономическое чудо стало возможно благодаря постепенному переходу от социализма к многоукладной экономике. Там не было ни криминальной революции в стиле 1990-х, ни обвальной либерализации, ни массовой приватизации государственной собственности за копейки.
Вот что по этому поводу пишет академик РАЕН, доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН: «Достаточно решительно отойдя за годы реформ от традиционных «теоретических норм» социализма в сторону допущения на благо развития производительных сил и улучшения на этой основе жизни людей, единоличных и частных хозяйств, распределения по капиталу, решительно формируя регулируемую на макроуровне рыночную экономику, Китай за годы реформ фактически создал конвергентную по своей сути «смешанную экономику», которую называют социализмом (хоть и с китайской спецификой), на наш взгляд, в немалой степени по причине близости китайским традициям идей социальной справедливости и коллективизма» (Новое интегральное общество: Общетеоретические аспекты и мировая практика / под ред. Г.Н. Цаголова. – М.: ЛЕНАНД, 2016, С.147)

Китай своим примером показал, что и у нас могли быть иные варианты развития. Об этом сейчас все умалчивают, и все прикормленные «экономисты» стараются не упоминать китайский опыт развития, ибо на фоне его проделки наших реформаторов нельзя назвать иначе, чем тяжкое государственное преступление.

Власти Китая ориентируются на повышение качества жизни граждан – улучшение жилищных условий, повышение уровня образования и здравоохранения, бескомпромиссная борьба с коррупцией и иными проявлениями разложения общества и т.д. Уже сегодня в Китае происходит распространение бесплатной медицины, многие категории граждан получают пенсии или иные социальные выплаты. Особое значение придается обучению молодежи в США и Японии, что способствует использованию новейших достижений в управлении и науке.

Не уповая на «невидимую руку рынка», китайцы смогли сформировать многоукладную экономику. Государственное регулирование и плановый подход является особенностью новой китайской экономики. Постепенно внедряя рыночные начала и без массовой приватизации, постепенно был выращен частный сектор экономики, который сейчас по эффективности конкурирует с ведущими странами мира.
В настоящий момент главными отраслями китайской промышленности стали металлургия, легкая и нефтехимическая промышленность, машиностроение, самолетостроение и судостроение, производство потребительских товаров.

Китай стал одним из притягательных мест для прямых иностранных инвестиций. Ни доминирование Коммунистической партии, ни государственное регулирование экономики не мешает этому. Просто инвестиции идут туда, где можно получить прибыль. В Китае ёмкий внутренний рынок, что позволяет использовать эффект масштаба. Например, при строительстве завода по производству машин они сразу учитывают всевозрастающий внутренний спрос, и поэтому массовое производство машин приводит к снижению себестоимости единицы. Кроме того, Китай, благодаря морским путям, экспортирует свою продукцию во множество стран.

Ранее у китайской экономики было такое сравнительное преимущество как дешевая рабочая сила. В настоящий момент средняя заработная плата уже превышает российский уровень. Хотя, конечно, от американских и европейских размеров пока уровень зарплаты отстает. По уровню зарплаты становится выгоднее размещать производства во Вьетнаме.

Постепенно происходит внедрение конкурентных способов ценообразования на ресурсы. Так в 2014 г. начался эксперимент по продаже электроэнергии крупным покупателям через аукционы. С точки зрения китайского руководства это позволит снизить стоимость электроэнергии.

Китайские власти ориентируют экономику на инновационные рельсы развития. Страна уже начала производить свои собственные электромобили.
Несмотря на падение стоимости нефти, Китай наращивает объемы производства автомобилей с альтернативными источниками энергии. Например, в январе 2016 г. объем их производства составил 16,1 тыс.ед., что на 144% процентов больше, чем за аналогичный период 2015 г.
Для стимулирования производства электромобилей используются такие методы как снижение налогов, предоставление субсидий на покупку, государственный заказ.

Стоит отметить некоторые возникающие проблемы быстрого роста экономики Китая. Темпы экономического роста постепенно снижаются, и в 2015 г. составили 6,9%, а ещё в 2013 г. прирост составлял 7,7%.

Снижение темпов экономического роста Китая является не только внутренней проблемой это страны, но и всего мира. Ибо это негативно отражается на спросе на сырьевые товары и прочую продукцию. Для сырьевых экономик на подобии РФ резкое снижение темпов роста Китая обернется обострением бюджетного кризиса, который и так неминуем при сохранении существующего курса. Однако острота кризиса при цене за нефть за 20 или 50 долларов будет отличаться разительно.

Следующая проблема Китая – это растущие долги компаний и населения. Стимулирование спроса через предоставление потребительских кредитов положительно отражается на экономическом росте. Однако в долгосрочной перспективе это приводит к сжиманию текущего спроса, так как необходимо обслуживать эти обязательства.
Решение указанных проблем позволит избежать нового мирового экономического кризиса. Власти Китая решительно настроены на преодоление возникающих проблем.

Российские экономисты постоянно ссылаются на положительные примеры развития разных стран, однако опыт Китая табуирован. Среди таких экономистов стоит выделить Владимира Мау. Вот так скромно начинается повествование его биографии на собственном сайте:
«Владимир Александрович Мау:
- Ректор РАНХ и ГС
- доктор экономических наук, профессор
- Заслуженный экономист Российской Федерации
- председатель Ученого совета РАНХиГС
- доктор философии (PhD) Университета Пьер Мендес Франс (Франция) по специальности "Прикладная экономика",
- действительный государственный советник Российской Федерации I класса».
Владимир Мау, наряду с Кузьминовым, Якобсоном, Ясиным, активно участвовал в разработке «Стратегии 2020», которая изначально была ориентирована на провал. Либеральные догмы, ориентация на свободный рынок, отказ от активной промышленной политики не могли не привести к социально-экономическому кризису.

В настоящий момент Владимир Мау занимается разработкой «Стратегии 2030». Многословно об этом документе сказал Аркадий Дворкович, подчеркнув, что разработкой Стратегии занимается общество, поэтому общество и должно отвечать за её реализацию. То есть Правительство как бы стоит в сторонке, и не должно ни за что отвечать. А раз отвечает общество, то значит никто. С таким же успехом можно назначить ответственным за уборку снега самих жителей города.

Однако речь не об этом. В 2007 г. Владимир Мау с соавторами провели исследование «Институциональные предпосылки современного экономического роста», в котором статистическим методом хотели показать прямое влияние демократических институтов на экономический рост.

В описательной части книги проанализировано развитие демократии по ряду страна. О советском периоде авторы отзываются как о диктатуре, основанной на «социалистической законности». Эта же «социалистическая законность» якобы стала возвращаться после 2000 г. По логике Мау, получается, что «социалистическая законность» постоянно продлевает ему ректорство в одном из ведущих вузов страны, подготавливающих управленческие кадры.

Приведен интересный Нигерии, которая освободившись от колониальной зависимости со стороны Великобритании, скопировала у метрополии демократические институты. Но с учетом местных условий вместо бурного развития страна загибается от коррупции, кумовства и нищеты.
Для оценки тесноты связи экономического роста и развитием демократических институтов сформирована информационная база по 145 странам за период 1820-2000 гг. Коэффициент линейной корреляции между средним темпом экономического роста и числом лет правовой демократии составил 0,549 .

Напомню, что диапазон значений линейного коэффициента корреляции – это отрезок от минус единицы до плюс единицы. Если он равен минус единице, то между факторами сильная обратная связь, если плюс единице – то сильная прямая связь. Значение коэффициента корреляции, равное 0,549, трактуется как средняя прямая связь. Если бы коэффициент оказался ниже 0,5, то связь трактовалась бы как умеренная.
Иными словами, Владимир Мау статистическим методом доказал, что между экономическим ростом и развитием институтов демократии нет прямой сильной связи. Это полностью идет вразрез его мировоззрению в области экономики, когда он опирается на либеральные догмы. Наверное, поэтому в книге не дается интерпретация полученных результатов. Представлена лишь таблица с данными, и даны общие фразы о важности демократических институтов.

Стоит напомнить слова Гжегожа К.Колодко, одного из архитекторов польских преобразований: «Низкие налоги, тотальная приватизация, уход государства из экономики – вот все и решено. Зачем вести дискуссии об единстве общества и сбалансированном развитии в социальном рыночном хозяйстве, если все так просто? Но это как раз та самая простота, которая хуже воровства» (Колодко Г.В. 25 лет трансформации: от неолиберальных провалов к прагматическому росту / Г.В. Колодко; пер. с пол. Ю.Чайникова. – М.:Магистр, 2016, С.97)

Продолжение ЗДЕСЬ

Купить книгу в магазине Литрес можно ЗДЕСЬ

Скачать бесплатно мою предыдущую книгу "Новая индустриализация России как альтернатива её крушению" можно ЗДЕСЬ
Tags: Стратегия новой индустриализации России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments