Евгений Сергеев (sergeeffff) wrote,
Евгений Сергеев
sergeeffff

Первый этап индустриализации (институт собственности, инфраструктура, энергетика)



Это вторая часть пятой главы моей книги "Стратегия новой индустриализации России: автоматизация, роботизация, нанотехнологии"

Планирование, как инструмент управления, присуще любой экономической системе. Само понятие менеджмент стоит из четырех элементов: планирование, организация, мотивация и контроль. Если выбить один из элементов, то это будет уже не менеджмент, а непонятно что. Каким образом контролировать, если нет информации о желаемом состоянии предмета? Ответ простой – никак.

В развитых экономических странах планирование является одним из аспектов управления экономикой. Например, в США и Японии составляется огромное количество межотраслевых балансов. Естественно, там не занимаются планированием производства штанов и ниток. Однако макроэкономические параметры и общие тенденции корректируются именно на базе межотраслевого баланса.

В Нидерландах ещё в 1945 г. был создан Институт планирования. Первоначально его возглавлял Ян Тинберген, лауреат премии имени Альфреда Нобеля за разработку эконометрических моделей. В настоящий момент планирование осуществляется на основе модели «SAFFIER», которая представляет собой систему взаимосвязанных эконометрических уравнений.

Непосредственно планированием занимаются две структуры – Нидерландское бюро экономического анализа (Институт планирования) и Центральное статистическое бюро. «Ни одно решение правительства, кем бы оно не возглавлялось – консерваторами, социалистами или либералами, на протяжении без малого 70 лет не обходилось без анализа и расчетов этих двух организаций. Сейчас же, как мы отметили выше, все парламентские партии, формулируя свои программы, просто обязаны получать их оценку от Института планирования, и ни одна программа не может быть составлена без учета статистических данных Статистического и Планового бюро» (Новое интегральное общество: Общетеоретические аспекты и мировая практика / под ред. Г.Н. Цаголова. – М.: ЛЕНАНД, 2016. С.212)

Таким образом, экономически развитые страны активно используют разные системы планирования.

В условиях проведения новой индустриализации и многоукладной экономики стоит использовать селективное планирование. Для государственного сектора экономики возможно использование как индикативных, так и директивных планов, для частного сектора – только индикативные планы. Для отраслей IV уклада возможно использование и директивных и индикативных планов, для V и VI уклада – преимущество стоит отдавать индикативным планам.

Подобная сложная система планирования позволит повысить эффективность системы управления экономикой. В настоящий момент власти отрицают необходимость какого-либо планирования, хотя принят закон о стратегическом планировании.
Наглядно недостатки отсутствия системы планирования можно продемонстрировать на основе выполнения государственной программы вооружения. Согласно указу Путина, доля новой техники в армии к 2025 должна составить 70%. Всего предполагается потратить на эти нужды порядка 22 трлн.руб.

Некоторые экономисты утверждают, что именно оборонный заказ способен вывести промышленность на устойчивое развитие. Однако никто из них не представил экономического обоснования своих заявлений.
Инвестиции в вооружения являются одними из самых низких по мультипликационному эффекту. Предприятия загружены работы только в момент выполнения оборонного заказа. Как только прекращается государственное финансирование, производства останавливаются, происходит увольнение работников.

Простой пример. Если у человека есть в наличии 500 млн.руб., то он за эту сумму может приобрести один танк «Армата» или построить завод, который будет генерировать прибыль в размере 20 млн.руб. ежегодно. Стоит учитывать, что содержание и охрана танка потребует ежегодных финансовых вложений. Таким образом, первый вариант использования денежных средств гарантирует получение убытков, второй вариант – прибыли. Поэтому в указанной ситуации инвестор, естественно, выберет вариант строительства завода, а не приобретение танка.
Конечно, можно произносить высокопарные слова о необходимости поддержания боеспособности армии. С этим в принципе никто не спорит. Армия должна быть боеспособна. Только вот само понятие боеспособности значительно шире наличия современной техники в вооруженных силах. Советскому Союзу не помогли армады никому не нужных танков и прочего металлолома.

Современная война идет совсем иными способами и каждому технологическому укладу соответствует своё оружие. Например, Великая Отечественная война проходила, когда Германия и СССР находились на четвертом укладе. Технологически оружие не отличалось друг от друга, что не скажешь о Польше, которая находилась на третьем технологическом укладе и отправляла конную кавалерию на армады немецких танков. В конце холодной войны американцам удалось перейти на V технологический уклад, что позволило использовать новое оружие, основанное на информационных атаках.

VI технологическому укладу также соответствует своё оружие. Например, массовое использование роботов и искусственного интеллекта.
Без современной экономики армия даже теоретически не может быть боеспособной. Ибо в необходимый момент страна просто не сможет произвести необходимое количество современного вооружения. Перед началом Великой Отечественной войны советское руководство провело индустриализацию, построив 8500 крупных и современных производств. В настоящий момент произошел обратный процесс – деиндустриализация – и экономика просто не справится с требованиями, которые могут возникнуть во время войны.

Уже сейчас понятно, что перевооружение армии останется лишь в планах. Бюджетный дефицит требует оптимизации всех видов затрат. В сентябре 2016 г. министр финансов Антон Силуанов прямо заявил, что программу перевооружения необходимо сократить с 22 до 12 трлн.руб.
Интервал финансирования – от 12 до 22 трлн.руб. – показывает, что у правительства нет никакого экономически обоснованного плана перевооружения.

Триллионные суммы затрат на перевооружение требуют обоснования на базе межотраслевого баланса. Ибо это отразится на большинстве отраслей. Некоторые из них, например, новые информационно-коммуникационные отрасли, просто не справляются. И элементную базу для тех же танков «Армата» вместе с тепловизорами приходится покупать за рубежом.

Не справляются с государственным оборонным заказом и традиционные отрасли. Например, сокращение производства станков идет в разрез с реализацией оборонного заказа. Ибо для его выполнения требуется огромное количество металлорежущего оборудования. Поэтому или оборонные предприятия закупают станки за рубежом, или закупают необходимое готовое оборудование опять же за границей.
Оба варианта не предусматривают развитие отечественной промышленности, и поэтому общая боеспособность снижается. Ибо если в стране нет своей промышленности, то она не может в принципе отражать серьезные удары. Напомню, что во время Великой Отечественной войны танковое производство размещалось на тракторных заводах. Сейчас как таковых тракторных заводов у нас не осталось.
Подтверждением того, что в выполнении оборонного заказа у нас не все хорошо является отставка всего руководства Балтийского флота, которое не смогло обеспечить его должное выполнение.

Естественно, военные не виновны в деградации отечественной промышленности. Тот же Тушинский машиностроительный завод в своё время разработал «Буран», а в настоящий момент он собирает автобусы и перерабатывает шины. Этот завод хоть и существует, но это совершенно не тот завод, который был ранее. Квалифицированный персонал давно уже ушел на пенсию, а у молодежи нет опыта выполнения сложных заказов.

Поэтому отечественная промышленность не может обеспечить качественное выполнение оборонного заказа. Этого можно было избежать при использовании системы планирования на базе межотраслевого баланса.

Для создания нормальных условий хозяйствования необходимо снизить базовые издержки – на электроэнергию и транспорт. Без этого невозможно рентабельная работа многих отраслей обрабатывающей промышленности.

В июле 2001 г. было подписано постановление правительства «О реформировании электроэнергетики РФ». Анатолий Чубайс и его команда путем разделения РАО «ЕЭС» на несколько компаний хотели создать конкурентный рынок электроэнергии, что должно было снизить тарифы и привлечь дополнительные инвестиции.

Однако все получилось ровным образом все наоборот, ибо реформа не учитывала специфику отрасли. Для создания рынка электроэнергии необходимо создание инфраструктуры по её передачи на большие расстояния. В некоторых частях страны потребление электроэнергии идет от одного источника и с использованием имеющихся мощностей. Из других источников там просто физически не может появиться электроэнергия. Невозможно продать электроэнергию с Сургутской ГРЭС, например, в Москву. Поэтому относительно создания конкурентного рынка реформа изначально была обречена на провал.

Тарифы на электроэнергию многократно возросли. Это связано с тем, что себестоимость производства электроэнергии на ГЭС, АЭС и ТЭС различна. Самая низкая – на ГЭС, далее – на АЭС, и на ТЭС она самая дорогая. Например, пусть себестоимость производства на ГЭС составит 1 руб./Квт-час, на АЭС – 1,5 руб./Квт-час, на ТЭС – 2 руб./Квт-час. При их равной доле средняя себестоимость производства электроэнергии составит 1,5 руб./Квт-час. Поэтому, если генерирующие мощности объединены, то стоимость электроэнергии при 20% наценке составит 1,8 руб./Квт- час.

В случае, если генерирующие мощности дезинтегрированы, то ТЭС уже не сможет отпускать по цене 1,8 руб./Квт-час, так как там себестоимость 2 руб./Квт-час. Поэтому средний тариф на электроэнергию будет свыше 2 руб./Квт-час.
Структура производства электроэнергии в Российской Федерации за 2010 и 2014 г. представлена в таблице 5.3.

Таблица 5.3 – Производство электроэнергии


В течение анализируемого периода объем генерации электроэнергии увеличился на 26 млрд.Квт-час или на 2,5% в относительном измерении. Наибольший прирост пришелся на увеличение генерации на АЭС.

В структуре производства электроэнергии наибольшая доля приходится на ТЭС, доля которых в 2014 г. составила 66,4%.
Как уже отмечалось ранее, себестоимость производства электроэнергии на ТЭС наибольшая, и с учетом структуры распределения генерации стоит отметить, что рост тарифов на электроэнергию после дезинтеграции РАО «ЕЭС» был неизбежен.
В результате реформы РАО «ЕЭС» образовалось большое количество независимых генерирующих компаний, которые не владеют сетями по передаче электроэнергии до потребителя.

Для передачи и распределения электроэнергии была создана ПАО «Россети», которая в настоящий момент состоит из 37 дочерних компаний и является одной из крупных электросетевых компаний. В 2015 г. отпуск электроэнергии на сторону составил 720,5 млрд.Квт-час. Основным собственником компании является Российская Федерация, которой принадлежит порядка 86% обыкновенных акций.

Среди крупных генерирующих компаний стоит отметить ПАО «РусГидро», в собственность которой перешли гидроэлектростанции. В настоящий момент компания владеет 70 объектами возобновляемой электроэнергии, в том числе Саяно-Шушенской ГЭС и 9 станциями Волжско-Камского каскада. Собственником компании является государство, которому принадлежит 66% акций.

Для снижения среднего тарифа на электроэнергию необходимо объединение генерирующих и электросетевых компаний в единое целое. Это возможно и без проведения широкомасштабной национализации, ибо часть компаний и так принадлежит государству.
Создание единой компании даст возможность формировать тариф на основе средней себестоимости по генерирующим мощностям. Это позволит развивать солнечную электроэнергетику за счет перекрестного финансирования. Также это поставит точку на спекуляциях, когда генерирующие компании отпускают электроэнергию электросетевым компаниям по 1,5 рубля, а последние продают её потребителям уже по 5-6 рублей за 1 Квт-Час.

С учетом предлагаемых мер, снижения стоимости газа и нефтепродуктов вследствие уменьшения НДПИ тариф на электроэнергию станет значительно ниже. Он уже не будет лямкой на шее энергоёмких производств. Стоимость тарифов на ЖКХ также снизится, ибо последние есть производная от энергозатрат и жадности управляющих компаний.

Индустриализация выдвинет новые требования к транспортной инфраструктуре. Плохие дороги, низкая пропускная способность железных дорог, практически отсутствие речных перевозок негативно отражается на стоимости конечной продукции.

Структура грузооборота по различным видам транспорта за 2000-13 гг. представлена в таблице 5.4.

Таблица 5.4 – Динамика и структура грузооборота


В течение анализируемого периода грузооборот увеличился на 1446 млрд.тн-км или на 39,7% в относительном измерении. Наибольший прирост пришелся на увеличение грузооборота по железнодорожному и трубопроводному транспорту.

В структуре грузооборота наибольшая доля приходится на трубопроводный и железнодорожный транспорт.
Стоит отметить значительное увеличение грузооборота автомобильным транспортом. В России уже стало обычным явлением, когда из Москвы до Владивостока грузы перевозят не железнодорожным транспортом, а фурами.

Причиной этого являются относительно высокие тарифы на железнодорожные перевозки и низкая участковая скорость. Из Москвы до Владивостока контейнер по железной дороге прибывает за 11-12 дней при средней участковой скорости 37 км/час. По идее, если есть железнодорожная ветка, то при расстояниях свыше 500 км выгоднее должен быть железнодорожный транспорт.
Указанная скорость примерно соответствует участковой скорости грузовых поездов в Китае. Однако необходимо учитывать загруженность путей. За Уралом у нас открытые пространства, и поэтому участковая скорость должны быть намного выше, чем в густонаселенном Китае.
Высокие тарифы на железнодорожные перевозки и низкая участковая скорость являются примером безответственного отношения государства к созданию нормальных условий хозяйствования.

ОАО «РЖД» находится в собственности государства, и ничего не мешает навести там элементарный порядок, даже если это потребует определенных инвестиций. С учетом наших расстояний железные дороги являются кровеносной системой экономики.
Улучшение работы транспорта снизит спрос на автомобильные перевозки, что отразится на экономии затрат по ремонту дорог, которые сейчас пытаются возложить на владельцев грузовиков с грузоподъемностью свыше 12 тн.

В ведении платы за проезд по федеральным дорогам для большегрузов есть определенная логика. Ибо тариф на железнодорожную перевозку уже включает амортизацию путей, а при автомобильных перевозках расходы по содержанию дорог перекладываются на все общество. Если пересчитать себестоимость автомобильных перевозок с учетом капитального и текущего содержания дорог, то картина будет совершенно иная. Уже никто особо не захочет возить грузы из Москвы во Владивосток на фуре.

Однако в данной ситуации нужно действовать иными способами. Если создать нормальные условия по железнодорожным перевозках, то вопрос ввода платного проезда для грузовиков отпадет сам по себе.

Абсолютно неблагополучная ситуация у нас сложилась с внутренними речными перевозками. В структуре грузооборота на речной транспорт в 2013 г. пришлось всего 1,6% от общего объема. Подобная практика показывает об отсутствии государственного подхода к использованию водных путей.

В Европе потенциал рек используется на 80%, у нас – не более 20%. Себестоимость перевозки речным транспортом значительно ниже, чем автомобильным. Кроме того, речной транспорт может быть использован там, где нет железнодорожного.
При больших объемах перевозки речной транспорт по скорости не уступает автомобильному транспорту. Это можно 10 тн быстрей перевести на грузовике, а если станет вопрос о перевозки 100 000 тн, то автомобили просто не справятся.
Поэтому нужна государственная программа по восстановлению речных путей, включающая как строительство портов и судов, так и углубление русл рек.

Естественно, предшествовать масштабным государственным инвестициям должно обоснование грузопотоков на основе информации о размещении производств.
Воздушный транспорт практически не участвует в грузоперевозках. Но в пассажироперевозках его роль огромна. С учетом размеров нашей страны необходимо решить вопрос с малой авиацией. Данный вид транспорта является основным на Аляске, у нас же он относится к экзотическим. Хотя когда-то в СССР малые поселки и города связывались именно при помощи малой авиации.
В этом направлении государство может профинансировать создание инфраструктуры полетов и выделить муниципалитетам средства для приобретения небольших самолетов. Это позволит значительно повысить спрос на наукоёмкую продукцию, а с другой - положительно отразится на качестве жизни населения небольших поселков.

Резкое увеличение спроса на небольшие самолеты приведет к значительному уменьшению себестоимости их производства, что отразится на стоимости перевозок. За счет государственных средств приобретаться должны только отечественные самолеты.
Также для повышения качества населения в небольших поселениях необходимо обеспечить всех высокоскоростным Интернетом, как в крупных городах. По официальной информации у нас относительно высокий уровень подключения к Интернету, однако те же источники не сообщают, что скорость связи в небольших поселках стремится к нулю.

А это в ближайшем будущем будет препятствовать развитию удаленного способа работы, когда человек живет в одном месте, но через Интернет работает совсем в другом или совсем в другой стране.
Создание нормальной инфраструктуры является первостепенной задачей государства, ибо в эту область никогда не пойдут частные инвестиции.

Также уже давно актуален вопрос развития сельского хозяйство, что обусловлено наличием необрабатываемых пашен и санкциями в отношении западных стран.

К сожалению, россияне все чаще питаются солидолом и свиными отрубями. И это следует из официальной статистики, согласно которой за последние 2 года импорт пальмового масла увеличился с 200 тыс.тн. до 1 млн. Или 6,8 кг на одно жителя. С учетом того, что порядка 35% живут на подножном корме, то на одного человека, питающегося с магазина, приходится 10,5 кг этого солидола.
Да, в Европе тоже используется пальмовое масло. Но иное, с низким перекисным числом, которое не вредно для здоровья. У нас же это дерьмо замещает молоко и сыр в магазинах. Около 60% продающегося молока изготовлено непонятно из чего и не может называться таковым. Ловкие дельцы научились лепить из солидола молоко и сыры. К примеру, на 1 кг сыра необходимо минимум 10 кг молока. По закупочной цене это 200 руб. Добавляем разные расходы и получаем минимальную цену в 600 руб./кг. Но никак не 250 и 300, что так обильно предлагается в магазинах.

Вообще с 1990 г. производство молока упало с 55,7 до 30,8 млн.тн по настоящий момент, что следует из данных Росстата. Собственного молочного сырья не хватает. И потому солидол замещает эту нехватку
В России более 40 млн.га пашни заброшено. Это следует из официальной информации Росстата, которая представлена в таблице ниже.

Таблица 5.5 – Площадь обрабатываемых земель, тыс.га


В целом по отношению к 1990 г. у нас заброшено порядка 39 млн. 180 тыс.га пашни или 33,3% от имеющегося уровня. В наибольшей степени произошло сокращение клина кормовых культур, что обусловлено деградацией животноводства. Нет коров – не нужно выращивать кукурузу для их вскармливания. Увеличение посевов технических культур связано с ростом возделывания масличных культур (подсолнечник, соя, рапс).

За время правления Путина мы «встали с колен» и площадь обрабатываемой пашни снизилась на 6 млн. 145 тысяч га. Стоит учитывать, что информация за 2014 г. представлена с учетом Крыма. В относительном измерении снижение площадей обрабатываемой пашни составило 7,3%.
Трескотня разговоров об импортозамещении чудесным образом обходит тему заброшенных пашен. Для ввода в севооборот необрабатываемых площадей потребуется как минимум 5-6 лет при наличии политической воли и соответствующего финансирования. В свою очередь сельское хозяйство одно рабочее место в сельском хозяйстве создает 3-4 в иных отраслях. А это чрезвычайно важно, так как экономический кризис больно бьет по обрабатывающей промышленности. Однако нашему правительству куда сподручней приобретать ценные бумаги США, чем развивать собственное сельское хозяйство.

Поэтому в структуре сельскохозяйственного производства у нас большая доля населения, и информация по этому поводу за 2015 г. представлена в таблице 5.6.

Таблица 5.6 – Распределение сельскохозяйственного производства по видам хозяйств, млрд.руб.


В целом за 2015 г. всеми видами хозяйств было произведено сельскохозяйственной продукции на 5 трлн. 37 миллиардов рублей. В расчете на одного жителя РФ – 34431 руб. Не густо.

38,4% продукции произведено населением на своих дачных участках и подсобных хозяйствах. В некоторых регионах (Северо-Кавказский, Сибирский, Дальневосточный, Крымский) объем производства у населения оказался даже больше, чем у организаций. Что показывает наличие такой формы производства, как натуральное хозяйство.
Из таблицы явно следует, что не сбылись мечты идиотов из 90-х годов, и фермере никого не накормил. На его долю приходится всего 10,8% общего производства.

Для развития сельского хозяйства необходима разработка государственной программы, которая бы учитывала взаимосвязь этой отрасли с другими отраслями.

С одной стороны, сельское хозяйство является потребителем продукции машиностроения, электроэнергии, химической промышленности, с другой – отгружает свою продукцию пищевой промышленности.

Естественно, за один год не удастся ввести в севооборот 40 млн.га заброшенных пашен, ибо на это просто не хватит ресурсов. Поэтому вопрос должен быть решен в течение 4-5 лет. При этом необходимо снять санкции с западных стран на ввоз продовольствия. И тут же ввести квоты или запретительный пошлины на их сельскохозяйственную продукцию. Это позволит привлечь в сельское хозяйство и частные инвестиции, ибо в настоящий момент есть вероятность, что когда-нибудь эти санкции снимут также неожиданно, как и ввели.
Отдельный вопрос – это молочная продукция. Пока у нас нет возможности резко нарастить выпуск молока, ибо производственный цикл длительный. Поэтому в настоящий момент ослабить ограничения на молочную продукцию в целях предотвращения массового использования пальмового масла.

В рамках государственной программы развития сельского хозяйства необходимо учесть повышение уровня автоматизации и роботизации сельскохозяйственного производства. В длительной перспективе необходимо выходить на использование функций автопилота в комбайнах и тракторах. Подобные разработки уже ведутся в компании Cognitive Technologies, резиденте Иннополиса.

Также необходимо предусмотреть развитие сельских территорий. Стоит прекратить безумную оптимизацию здравоохранения, когда просто закрываются ФАПы и поликлиники, сокращается медицинский персонал. Школы в деревнях и селах нужно не закрывать, а открывать. Стоит провести работу по газификации, обеспечению центральным водоснабжением и канализацией. Иначе скоро в сельской местности останутся одни пенсионеры.

Таким образом, на первом этапе новой индустриализации России необходимо создать экономические условия для развития отраслей с высокой добавленной стоимостью. Изменение налоговой политики, восстановление института собственности, развитие инфраструктуры станет основой для ускоренного подъема экономики.

Продолжение ЗДЕСЬ

Купить книгу в магазине Литрес можно ЗДЕСЬ

Читать бесплатно можно ЗДЕСЬ

Скачать бесплатно мою предыдущую книгу "Новая индустриализация России как альтернатива её крушению" можно ЗДЕСЬ
Tags: Стратегия новой индустриализации России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments